• Значение сонографической оценки кровотока в венозной протоке в диагностике плацентарной дисфункции и прогнозировании течения родов 
К содержанию

Значение сонографической оценки кровотока в венозной протоке в диагностике плацентарной дисфункции и прогнозировании течения родов 

HEALTH OF WOMAN.2015.7(103):54–57; doi 10.15574/HW.2015.103.54 
 

Значение сонографической оценки кровотока в венозной протоке в диагностике плацентарной дисфункции и прогнозировании течения родов 
 

Мельник Ю. М., Жук С. И., Пехньо Н. В.

Киевский городской центр репродуктивной и перинатальной медицины

Национальная медицинская академия последипломного образования имени П.Л. Шупика, г. Киев 
 

В статье представлены данные обследования 42 беременных с плацентарной дисфункцией и 20 женщин с физиологическим течением беременности. Рассмотрены результаты допплерографической оценки скоростей кровотока в венозном протоке кардиотокографии с анализом STV-интервала, а также проведен анализ течения родов в исследуемых группах.

Установлено, что у женщин с плацентарной дисфункцией максимальная скорость кровотока была достоверно ниже в позднюю диастолическую фазу. Наибольшую информативность представляют расчетные показатели – систоло-диастолическое соотношение во время ранней и поздней диастолической фаз, индекс резистентности и индекс скорости кровотока в венозном протоке. При родоразрешении у женщин с допплерографически подтвержденной плацентарной дисфункцией чаще использовали кесарево сечение, а у новорожденных верифицированы более низкие показатели по шкале Апгар, чаще наблюдался синдром аспирации мекония, гипоксию новорожденных, также более частой была потребность в реанимационных мероприятиях. 
 

Ключевые слова: допплерография, венозный проток, плацентарная дисфункция, роды. 

Литература:

1. Демидов ВН, Бычков ПА, Логвиненко АВ и др. 1989. Возможности ультразвукового определения срока беременности во II и III триместрах. Акушерство и гинекология 8:20–23.

2. Полянин AA, Коган ИЮ. 2002. Венозное кровообращение плода при нормально протекающей и осложненной беременности. СПб, Петровский фонд:158.

3. Реброва ОЮ. 2004. Статистический анализ медицинских данных. Применение пакета прикладных программ STATISTICA. М, Медиа-сфера:312.

4. Стрижаков АН, Баев ОР, Тимохина ТФ. 2002. Возможности и перспективы изучения венозного кровотока плода для диагностики и оценки тяжести фетоплацентарной недостаточности. Вопросы гинекологии, акушерства и перинатологии 1;1:70–73.

5. Федорина ТА, Тянтерева СГ, Кочергина ЛА. 2007. Сравнительная характеристика морфологического и ультразвукового методов исследования венозного протока у плодов на разных сроках гестации. Медицинская визуализация 3:120–127.

6. Crimmins S, Desai A, Block-Abraham D et al. 2014. A comparison of Doppler and biophysical findings between liveborn and stillborn growth-restricted fetuses. Am. J. Obstet. Gynecol. 211;6:669.

7. Rizzo G, Capponi A, Arduini D et al. 1994. Ductus venosus velocity waveforms in appropriate and small for gestational age fetuses. Early Hum. Dev. 39;1:15–26. http://dx.doi.org/10.1016/0378-3782(94)90066-3

8. Everett TR, Peebles DM. 2015. Antenatal tests of fetal wellbeing. Semin. Fetal Neonatal. Med. 20;3:138–143. http://dx.doi.org/10.1016/j.siny.2015.03.011; PMid:25936927

9. Yaman C, Arzt W, Aigner M et al. 1997. Fetal outcome in reduced flow in the ductus venosus during atrial contraction. Gynakol. Geburtshilfliche Rundsch. 37;4:203–208. http://dx.doi.org/10.1159/000272855

10. Hadlock FP, Deter RL, Harrist RB. 1984. Sonographic detection of abnormal fetal growth patterns. Clin. Obstet. Gynecol. 27;2:342–351. http://dx.doi.org/10.1097/00003081-198406000-00009

11. Hernandez-Andrade E. 2015. Optimal strategies for managing fetal growth restriction. Minerva Ginecol. 67;1:47–63. PMid:25323420

12. Hecher K, Campbell S, Snijders R et al. 1994. Reference ranges for fetal venous and atrioventricular blood flow parameters. Ultrasound Obstet. Gynecol. 4;5:381–390. http://dx.doi.org/10.1046/j.1469-0705.1994.04050381.x; PMid:12797146