• Состояние микробиоценоза половой системы у женщин с гнойными воспалительными процессами органов малого таза

Состояние микробиоценоза половой системы у женщин с гнойными воспалительными процессами органов малого таза

HEALTH OF WOMAN. 2016.6(112):127–130; doi 10.15574/HW.2016.112.127 
 

Состояние микробиоценоза половой системы у женщин с гнойными воспалительными процессами органов малого таза


Ситник П. А.

Одесский национальный медицинский университет


Цель исследования: оценка состояния микробиоценоза половой системы у женщин с гнойными воспалительными заболеваниями органов малого таза (ВЗОМТ).


Материалы и методы. Исследование проведено в течение 2012–2015 гг. на базе КУ «ГКБ № 1» г. Одессы. Обследовано 27 женщин с верифицированными гнойными воспалительными процессами органов малого таза. Средний возраст пациенток составил 41,3±1,2 года. Бактериологический анализ проводили на базе клинической лаборатории КУ «ГКБ №1» г. Одессы. Анализ проводили с использованием классических методик по результатам антибиотикограмм. Видовой состав микрофлоры, выделенной из абсцессов, крови, гнойного отделяемого, дренажей и послеоперационных ран, во время операции, а также ежедневно в течение первой недели пребывания в стационаре, был изучен у 27 больных.


Результаты. Установлено, что среди гнойно-септических заболеваний органов малого таза у больных преобладали гнойные тубоовариальные опухоли (9 случаев или 33,3%), пиосальпинкс с перфорацией (33,3%). Наиболее часто на момент оперативного вмешательства из раны высевали Staphylococcus epidermidis (66,7%), Staphylococcus saprophyticus (29,6%), а также Е. coli (29,6%). Реже высевали такие бактерии, как Streptococcus fecalis (14,8%), Enterobacter aeruginosa (3,7%) и Klebsiella pneumoniae (3,7%). В 40,7% случаев у больных имели место микробные ассоциации различного состава, в основном представленные стафилококками и кишечной палочкой. Уже на второй день послеоперационного периода бактериологические посевы давали отрицательный результат, что свидетельствует об адекватности применяемой антибиотикотерапии.


Заключение. Полученные результаты позволяют рекомендовать применение в качестве базовой терапии комбинации защищенных пенициллинов, которые обеспечивают элиминацию широкого спектра возбудителей, включая анаэробы, и доксициклина, что в первые двое суток пребывания в стационаре вводят парентерально. После снижения температуры тела ниже 37,5°С и нормализации лейкограммы возможен переход на пероральный прием антибиотиков. Считаем, что во время лечения ВЗОМТ предпочтение следует отдавать комбинированной антибиотикотерапии, при этом для диагностики хламидий следует применять высокоспецифичные методы, которые дают наименьшее количество ложноположительных результатов (ПЦР ДНК в сочетании с посевом и последующей прямой микроскопией). Важно тщательное соблюдение дозы и длительности назначения антибактериальных препаратов и избегание ситуаций, когда пациенткам с ВЗОМТ назначают вместо этиотропной терапии недостаточно обоснованную патогенетическую терапию (иммуномодуляторы, энзимы, адаптогены и т.д.). Обсуждаются перспективы дальнейших исследований, связанные с оценкой динамики содержания острофазных белков при гнойно-септических заболеваниях малого таза.


Ключевые слова: гнойные воспалительные процессы органов малого таза, микробиоценоз, диагностика.


Литература

1. Балакшина НГ, Кох ЛИ. 2010. Хирургическое лечение осложненных гнойных воспалительных заболеваний придатков матки. Бюллетень сибирской медицины 9;1:70–75.

2. Гусев МВ. 2010. Микробиология. М, Академия:464.

3. Лапач СН, Чубенко АВ, Бабич ПН. 2000. Статистические методы в медико-биологических исследованиях с использованием Excel. К, МОРИОН:320.

4. Макаренко ТА. 2012. Результаты органосохраняющего лечения гнойных воспалительных заболеваний придатков матки у женщин репродуктивного возраста. Эндоскопическая хирургия 18;2:38–42.

5. Наказ МОЗ України № 620 від 29.12.2003 р. «Про затвердження клінічних протоколів з акушерської та гінекологічної допомоги». Електронний ресурс. Режим доступу: http://www.moz.gov.ua/ua/portal/dn_20031229_620.html

6. Наказ МОЗ України № 676 від 31.12.2004 р. «Про затвердження клінічних протоколів з акушерської та гінекологічної допомоги» Електронний ресурс. Режим доступу: http:// www. moz.gov.ua/ua/portal/dn_20041231_676.html

7. Наказ МОЗ України № 310 від 8 травня 2014 р. «Про визнання такими, що втратили чинність, деяких наказів Міністерства охорони здоров’я України» Електронний ресурс. Режим доступу: http: //www. moz. gov. ua/ua/portal/dn_20140508_0310.html

8. Подонина НМ. 2014. Оптимизация тактики лечения больных с гнойными воспалительными заболеваниями придатков матки. Вести МАНЭБ в Омской области 1(4):62–64.

9. Ситник ПА. 2015. Факторы риска и особенности клинического течения гнойно-воспалительных заболеваний придатков матки в возрастном аспекте. Современная медицина: актуальные вопросы 48–49:14–18.

10. Страховецкий ВС. 2013. Морфологические особенности гнойно-воспалительных заболеваний придатков матки. Здоровье женщины 4(80):125.

11. Moore MS, Golden MR, Scholes D, Kerani RP. 2016. Assessing Trends in Chlamydia Positivity and Gonorrhea Incidence and Their Associations With the Incidence of Pelvic Inflammatory Disease and Ectopic Pregnancy in Washington State, 1988–2010. Sex Transm Dis. 43(1):2–8. http://dx.doi.org/10.1097/OLQ.0000000000000352; PMid:26656441

12. Bondurri A, Maffioli A, Danelli P. 2015. Pelvic floor dysfunction in inflammatory bowel disease. Minerva Gastroenterol Dietol. 61(4):249–259. PMid:26603727

13. Brunham RC, Gottlieb SL, Paavonen J. 2015. Pelvic inflammatory disease. N Engl J Med. 372(21):2039–48.

14. Sordia-Hernбndez LH, Serrano Castro LG, Sordia-Piсeyro MO et al. 2016. Comparative study of the clinical features of patients with a tubo-ovarian abscess and patients with severe pelvic inflammatory disease. Int J Gynaecol Obstet. 132(1):17–19. http://dx.doi.org/10.1016/j.ijgo.2015.06.038; PMid:26431590

15. Crum-Cianflone NF. 2015. Pelvic Inflammatory Disease. N Engl J Med. 373(7):686. http://dx.doi.org/10.1056/NEJMc1507793; PMid:26267641

16. Duarte R, Fuhrich D, Ross JD. 2015. A review of antibiotic therapy for pelvic inflammatory disease. Int J Antimicrob Agents. 46(3):272–277. http://dx.doi.org/10.1016/j.ijantimicag.2015.05.004; PMid:26126798

17. Lachiewicz MP, Moulton LJ, Jaiyeoba O. 2015. Pelvic surgical site infections in gynecologic surgery. Infect Dis Obstet Gynecol. 2015:614–950. http://dx.doi.org/10.1155/2015/614950; PMid:25788822 PMCid:PMC4348594

18. Llata E, Bernstein KT, Kerani RP et al. 2015. Management of Pelvic Inflammatory Disease in Selected U.S. Sexually Transmitted Disease Clinics: Sexually Transmitted Disease Surveillance Network, January 2010-December 2011. Sex Transm Dis. 42(8):429–433. http://dx.doi.org/10.1097/OLQ.0000000000000309; PMid:26165434

19. Yang SF, Wu TF, Tsai HT et al. 2014. New markers in pelvic inflammatory disease. Clin Chim Acta. 431:118–124. http://dx.doi.org/10.1016/j.cca.2014.02.004; PMid:24525211

20. Pacheco M, Katz AR, Hayes D, Maddock JE et al. 2016. Physician Survey Assessing Pelvic Inflammatory Disease Knowledge and Attitudes to Identify Diagnosing and Reporting Barriers. Womens Health Issues. 26(1):27–33. http://dx.doi.org/10.1016/j.whi.2015.07.013; PMid:26341567