• Психоэмоциональные аспекты состояния беременных с угрозой преждевременных родов

Психоэмоциональные аспекты состояния беременных с угрозой преждевременных родов

HEALTH OF WOMAN. 2018.10(136):51–55; doi 10.15574/HW.2018.136.51

Шевченко А. А. , Круть Ю. Я.
Запорожский государственный медицинский университет

Цель исследования: изучение психоэмоционального статуса беременных с угрозой преждевременных родов.

Материалы и методы. Обследованы 92 женщины с одноплодной беременностью в сроке гестации 22–34 нед. В основную группу вошли 32 беременные с угрозой преждевременных родов, которые получали стандартную терапию; в группу сравнения – 30 беременных с угрозой преждевременных родов, с которыми была проведена психопрофилактическая беседа; в контрольную группу – 28 женщин с физиологическим течением беременности. Критериями исключения были: многоплодная беременность; тяжелая экстрагенитальная патология; преэклампсия, аномалии половых органов; беременность, наступившая с помощью вспомогательных репродуктивных технологий. Психоэмоциональное состояние женщин оценивали путем опроса с помощью шкалы, предложенной С.Д. Спилбергером и адаптированной Ю.А. Ханиным (1978). Для оценки комфортности состояния беременности у пациенток был избран опросник САН.

Результаты. При изучении уровня тревожности у беременных с угрозой преждевременных родов с помощью опросника С.Д. Спилбергера и Ю. Ханина установлено достоверную разницу в величине ситуативной тревожности (СТ) в основной группе и группе сравнения. Уровень СТ был достоверно бóльшим у беременных основной группы и составил 44,38 (р=0,002), что в 1,31 раза больше, чем в группе контроля (34,0±6,1%). В уровне личностной тревожности (ЛТ) удалось обнаружить статистическое отличие (р=0,02) между группой сравнения и группой контроля. В основной группе высокий и средний уровни СТ распределились поровну – по 50%. В группе сравнения следующим образом: средний уровень – 56,25%, высокий – 34,37%. В основной группе средний уровень ЛТ выявили у 43,75% беременных, высокий уровень – у 56,25%. В группе сравнения высокий уровень ЛТ был почти у 60% беременных, средний – у 40,63%. У беременных основной группы наиболее сниженным по сравнению с нормой (контрольная группа) согласно опроснику САН был компонент «Активность» (р=0,0022; Mann–Whitney U-test), меньшая разница наблюдалась по показателю «Самочувствие». Показатель «Настроение» был достоверно ниже в основной группе по сравнению с группой контроля (р=0,002, Mann–Whitney U-test).

Заключение. Использование тестовых методик позволяет осуществить раннее выявление отклонений в психологическом состоянии беременных и своевременную их коррекцию с целью снижения риска невынашивания беременности и перинатальной патологии. Для получения максимальной эффективности лечения угрозы прерывания беременности, где определяющим звеном является преемственность и последовательность в ведении женщин в период гестации, в практической работе акушеров-гинекологов женских консультаций, отделений патологии беременных кроме применения стандартного алгоритма лечения угрозы преждевременных родов необходимо привлекать психолога и использовать методологию психопрофилактики и психокоррекции осложнений гестационного процесса.

Ключевые слова: беременность, невынашивание беременности, тревожность, психоэмоциональный статус.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Божук О.А. Психоемоційний стан вагітних в аспекті їх медико-психологічного супроводу / О.А. Божук // Медична психологія. – 2014. – № 4. – С. 12–15.

2. Вдовиченко С.Ю. Профілактика акушерської та перинатальної патології при використанні родинно-орієнтованих технологій під час вагітності та пологів: Автореф. дис. … д-ра мед. наук / С.Ю. Вдовиченко. – К., 2017. – С. 39.

3. Воробйова І.Ю. Невиношування вагітності: сучасні погляди на проблему (огляд літератури) / І.Ю. Воробйова, А.А. Живецька-Денисова, В.Б. Ткаченко, Н.В. Рудакова, С.М. Толкач // Здоровье женщины. – 2017. – № 3. – С. 113–117.

4. Сюсюка В.Г. Мотиваційні аспекти психоемоційного стану жінок під час вагітності. аналіз характеристик гестаційної домінанти у контексті тривожності / В.Г. Сюсюка, О.В. Комарова, О.В. Пейчева, Е.Г. Аверченко // Актуальні питання педіатрії, акушерства та гінекології. – 2017. – № 1. – С. 115–119.

5. Сюсюка В.Г. Оцінка впливу програми медико-психологічної корекції психоемойційної дезадаптації у вагітних на перинатальні наслідки їх розродження / В.Г. Сюсюка // Перинатология и педиатрия. – 2016. – № 3. – С. 43–48. doi 10.15574/PP.2016.67.43

6. Шевченко А.О. Зміни вмісту прогестерону, інсуліну та кортизолу під впливом лікування у вагітних із загрозою передчасних пологів в умовах хронічного стресу/ А.О. Шевченко// Запорожский медицинский журнал. – 2018. – № 3. – С. 334–338.

7. Button S. Seeking help for perinatal psychological distress: a meta-synthesis of women’s experiences / S. Button, A. Thornton, S. Lee, J. Shakespeare, S. Ayers // British Journal General Practice. – 2017. – Oct; 67(663). – P. 692–699. https://doi.org/10.3399/bjgp17X692549; PMid:28847773 PMCid:PMC5604833

8. García-Blanco A. Can stress biomarkers predict preterm birth in women with threatened preterm labor? / A. García-Blanco, V. Diago, V. Serrano De La Cruz, D. Hervás, C. Cháfer-Pericás, M. Vento // Psychoneuroendocrinology. – 2017. – Sep.83. – P. 19–24. https://doi.org/10.1016/j.psyneuen.2017.05.021; PMid:28558282

9. Glover V. Prenatal maternal stress, fetal programming, and mechanisms underlying later psychopathology – a global perspective / V. Glover, K. JO’Donnell, T.G. O’Connor, J. Fisher // Deviation Psychopathology. – 2018. – Aug;30 (3). – P. 843–854. https://doi.org/10.1017/S095457941800038X; PMid:30068411

10. Omidvar S. Associations of psychosocial factors with pregnancy healthy life styles / S. Omidvar, M. Faramarzi, K. Hajian-Tilak, F. Nasiri Amiri // PLoS One. – 2018. – Jan 25;13(1):e0191723. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0191723; PMid:29370250 PMCid:PMC5784968

11. Paules C. Threatened preterm labor is a risk factor for impaired cognitive development in early childhood / C. Paules, V. Pueyo, E. Martí, S. deVilchez, I. Burd, P. Calvo, D. Oros // American Journal Obstetrics and Gynecology. – 2017. – Feb;216 (2). – P. 157. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2016.10.022; PMid:27780701

12. Phillips C. Risk of recurrent spontaneous preterm birth: a systematic review and meta-analysis / C. Phillips, Z. Velji, C. Hanly, A. Metcalfe // BMJ Open. – 2017. – Jul 5;7(6). https://doi.org/10.1136/bmjopen-2016-015402

13. Serpeloni F. Grandmaternal stress during pregnancy and DNA methylation of the third generation: an epigenome-wide association study / F. Serpeloni, K. Radtke, S.G. de Assis, F. Henning, D. Nätt, T. Elbert // Translational Psychiatry. – 2017. – Aug 15;7(8):e1202. https://doi.org/10.1038/tp.2017.153; PMid:28809857 PMCid:PMC5611722

14. Valsamakis G. Stress, female reproduction and pregnancy / G. Valsamakis, G. Chrousos, G. Mastorakos // Psychoneuroendocrinology. – 2018. – Sep 22; 10. – P. 48–57.

15. Van den Bergh B.R.H. Prenatal developmental origins of behavior and mental health: The influence of maternal stress in pregnancy / B.R.H. Van den Bergh, M.I. Van den Heuvel, M. Lahti, M. Braeken, S.R. de Rooij, S. Entringer, D. Hoyer, T. Roseboom, K. Räikkönen, S. King, M. Schwab // Neuroscience Biobehavioral Reviews. – 2017. – Jul 28. p:S0149-7634(16)30734-5.

16. Vehmeijer F. Maternal psychological distress during pregnancy and childhood health outcomes: a narrative review / F. Vehmeijer, M. Guxens, L. Duijts, H.El. Marroun // Journal Developmental Origins Health and Disease. – 2018. – Oct 31. – P. 1–12. https://doi.org/10.1017/S2040174418000557; PMid:30378522