• Особенности методов родоразрешения у рожениц с маловодием

Особенности методов родоразрешения у рожениц с маловодием

HEALTH OF WOMAN. 2017.9(125):65–68; doi 10.15574/HW.2017.125.65

Алиева Л. И., Алиева Э. М., Исмайлова А. Д., Ахмедова Т. Н.
Азербайджанский Медицинский Университет, г. Баку

Цель исследования: изучение частоты встречаемости различных акушерских осложнений, сопровождающихся маловодием, и определение особенностей методов родоразрешения у данного контингента рожениц.
Материалы и методы. Проведен ретроспективный анализ 100 историй родов беременных и рожениц с маловодием. Установлено, что в 54% случаев причиной маловодия был преждевременный разрыв плодных оболочек, в 10% – задержка внутриутробного развития плода, в 19% – мертвый плод, в 8% – пороки внутриутробного развития плода, в 9% – преэклампсия средней тяжести и тяжелая преэклампсия.
Частота спонтанных родов у рожениц с маловодием составила 51%, индуцированных родов – 12%. У 37% была проведена операция кесарева сечения.
Результаты. Исследование спонтанных родов (n=51) позволило установить, что у 47% отмечались очень ранние преждевременные роды, у 41,1% – ранние преждевременные роды, у 11,8% – собственно ранние преждевременные роды.
Изучение индуцированных родов (n=12) позволило выявить, что показаниями к родовозбуждению были мертвый плод (n=9) и пороки внутриутробного развития плода (n=3). В 83,3% случаев родовозбуждение проводили в 22–28 нед, в 16% – в 29–31 нед.
Заключение. У беременных и рожениц с маловодием частота кесарева сечения составила 37%. Наиболее частыми показаниями к оперативному родоразрешению были мертвый плод, рубец на матке – 100%, тяжелая преэклампсия – 18,2%, преждевременный разрыв плодных оболочек – 13,2%, ягодичное предлежание и острая гипоксия плода – 12,1%. Установлено, что маловодие у беременных и рожениц является фактором высокого риска развития преждевременных родов.
Ключевые слова: маловодие, мертвый плод, пороки внутриутробного развития плода, преждевременный разрыв плодных оболочек, преждевременные роды.           

Литература:
1. Баев О.Р., Васильченко О.Н., Кан Н.Е. (2013). Преждевременный разрыв плодных оболочек (преждевременное излитие вод): клинические рекомендации. Ж. акуш. и гинекол. 9: 123–130.

2. Дмитриенко К.В. (2014). Родоразрешение женщин с преждевременным излитием околоплодных вод при доношенной беременности с учетом параметров воспалительного ответа. Дисс. … к.м.н.  Барнаул: 123.

3. Исенова С.Ш., Адамзатова А.Б., Амиртаев Ш.М. (2014). Мониторинг внутриутробного состояния плода при дородовом разрыве плодных оболочек (ДРПО). Вестник КазНМУ. 4: 1–6.

4. Bornstein J, Ohel G, Sorokin Y, Reape KZ, Shnaider O. 2009. Effectiveness of a novel home-based testing device for the detection of rupture of membranes. Am.J.Perinatol. 26;1:45–50. https://doi.org/10.1055/s-0028-1095183; PMid:18979414

5. Cobo T, Palacio M, Martinez-Terron M, Navarro-Sastre A, Bosch J. 2011. Clinical and inflammatory markers in amniotic fluid as predictors of adverse outcomes in preterm premature rupture of membranes. Am.J.Obstet. Gynecol. 205;2:126–132. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2011.03.050

6. Lee SM, Park KH, Jung EY, Jang JA, Yoo Ha-Na. 2017. Frequency and clinical significance of chort cervix in patients with preterm premature rupture of membranes. PLOS ONE. 30:1–13.

7. Mahmoud MR, Hamela F, Mouhamed MM, Kamel MM. 2015. Placental Alpha Microglobulin-1 Detection in Cervico-vaginal Secretions in the Diagnosis of Preterm Premature Rupture of The Membranes. Eur.Int. J.Science Technology 4;5:21–31.

8. Mishra S, Joshi M. 2017. Premature Rupture of Membrane-Risk Factors: A Clinical Study. Int.J.Contemporary Medical Research 4;1:77–83.

9. Pasquier JC, Doret MD. 2008. Fetal membranes: embryological development, structure and the physiopathology of the preterm premature rupture of membranes. Am. J. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod. Paris. 37;6:579–588. https://doi.org/10.1016/j.jgyn.2007.12.001; PMid:18424017