• Менеджмент дефицита витамина D у пациенток с дисгормональными сочетанными пролиферативными заболеваниями репродуктивных органов

Менеджмент дефицита витамина D у пациенток с дисгормональными сочетанными пролиферативными заболеваниями репродуктивных органов

HEALTH OF WOMAN. 2018.4(130):14–18; doi 10.15574/HW.2018.130.14

Шурпяк С. А.
Львовский национальный медицинский университет имени Данила Галицкого

Недостаточность витамина D, по данным ВОЗ, имеет характер пандемии. Исследования, проведенные в разных странах, свидетельствуют о проблеме недостаточности/дефицита витамина D независимо от географических широт у людей разного возраста, национальности, поступления витамина D с едой, при этом даже в тех странах, где недостаток солнечных дней не наблюдается. Низкий уровень витамина D рассматривается как независимый предиктор формирования и прогрессирования ожирения, инсулинорезистентности, синдрома поликистозных яичников, увеличения риска развития эндометриоза, лейомиомы матки.

Вместе с влиянием на многие жизненно важные процессы в организме человека витамин D играет очень важную роль в регуляции репродуктивной функции женщин. D-гормон влияет на репродуктивные органы как непосредственно – путем связывания с рецепторами (VDR), так и опосредствованно, через стимуляцию синтеза стероидных гормонов и другие эффекты.

Цель исследования: изучение эффективности клинического менеджмента дефицита витамина D у женщин с сочетанными дисгормональными пролиферативными заболеваниями репродуктивных органов.

Материалы и методы. В исследовании приняли участие  350 женщин активного и позднего репродуктивного возраста, жительниц Львовского региона, которые обращались для профилактического обследования или с жалобами на нарушение менструального цикла, бесплодие, невынашивание беременности, хроническую тазовую боль. Комплексное обследование включало ультрасонографический скрининг органов малого таза, грудных желез, щитовидной железы, по показаниям – гистероскопию, пайпель-биопсию эндометрия, диагностическую/оперативную лапароскопию. Уровень 25(ОН)D в сыворотке крови определяли иммуноферментным методом. В I группу вошли 50 женщин без гинекологической и сопутствующей патологии на момент включения в исследование, во ІІ группу – 300 пациенток с дисгормональной пролиферативной патологией репродуктивных органов.

Результаты. Уровень 25(ОН)D в сыворотке крови в среднем 33,8±2,5 нг/мл фиксировали у 62,0% женщин без гинекологической патологии и только у 21,6% женщин с дисгормональной патологией репродуктивных органов, недостаток витамина D (25(ОН)D 22,3±1,5 нг/мл) обнаружен у 24,0% и 37,7% соответственно. Дефицит витамина D (25(ОН)D 13,8±4,6 нг/мл) у женщин без гинекологической и соматической патологии диагностирован в 5,0% случаев и у 36,3% женщин с доброкачественной пролиферативной патологией репродуктивных органов (р<0,0001), при этом тяжелый дефицит витамина D (25(ОН)D в сыворотке крови от 4 до 9 нг/мл) выявлен у 73,7% из последних. Проведена дифференцированная коррекция недостатка и дефицита витамина D с использованием профилактических и лечебных доз холекальциферола.

Заключение. Доза холекальциферола (витамин D3) 2000 МЕ/сут является достаточной профилактической дозой при начальном адекватном уровне витамина D, однако не достаточной для устранения его дефицита. Прием холекальциферола в суточной дозе 100 мкг (4000 МЕ) при дефиците витамина D позволяет через 3 мес достичь уровня 25–28 нг/мл 25(ОН)D в сыворотке крови, однако не приводит к достижению уровня 25(ОН) D 40–50 нг/мл. Прием 6000 МЕ/сут холекальциферола при тяжелом дефиците витамина D позволяет достичь уровня 25(ОН)D 40–50 нг/мл в среднем через 2,8±1,2 мес.

Ключевые слова: витамин D, дефицит витамина D, сочетанные дисгормональные пролиферативные заболевания репродуктивных органов, холекальциферол.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Akman AO, Tumer L, Hasanoglu A, et al. Frequency of vitamin D insufficiency in healthy children between 1 and 16 years of age in Turkey. Pediatr Int 2011; 53:968–77. https://doi.org/10.1111/j.1442-200X.2011.03486.x; PMid:21988338

2. Buggio L, Roncella E, Somigliana E, Vercellini P. Vitamin D and benign gynaecological diseases: A critical analysis of the current evidence. Gynecol Endocrinol. 2015;16:1-5.

3. Dietary Reference Intakes for Calcium and Vitamin D Institute of Medicine (US) Committee to Review Dietary Reference Intakes for Vitamin D and Calcium. In: A.C. Ross, C.L. Taylor, A.L. Yaktine, H.B. Del Valle (eds). Washington, DC: National Academies Press, 2011. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK56070/

4. EFSA Panel on Dietetic Products NaAN. Scientific opinion on the tolerable upper intake level of vitamin D. EFSA J. 2012; 10 (7): 2813. URL: http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.2903/j.efsa.2012.2813/full]

5. Food and Drug Administration, HHS, et al. Food Labeling: Revision of the Nutrition and Supplement Facts Labels. Final rule. Federal Register. 2016; 81 (103): 33-741. URL: https://www.federalregister. gov/documents/2016/05/27/2016-11867/food-labeling-revisionof-the-nutrition-and-supplement-facts-labels#h-127

6. Holick MF. Vitamin D deficiency. N Engl J Med. 2007; 357:266–281. https://doi.org/10.1056/NEJMra070553; PMid:17634462

7. Holick MF. Chen TC. Vitamin D deficiency: a worldwide problem with health consequences. The American journal of clinical nutrition. 2008; 87 (4):1080S–1086S.

8. Holick MF, Binkley NC, Bischoff-Ferrari HA, Gordon CM. et al. Evaluation, treatment, and prevention of vitamin D deficiency: an Endocrine Society clinical practice guideline. J. Clin. Endocrinol. Metab. 2011; 96 (7): 1911–30. https://doi.org/10.1210/jc.2011-0385

9. Holick MF. Vitamin D is not as toxic as was once thought: a historical and an up to-date perspective. Mayo Clin. Proc. 2015; 90: 561–4. https://doi.org/10.1016/j.mayocp.2015.03.015; PMid:25939933

10. Hossein-Nezhad A., Holick M.F. Vitamin D for health: a global perspective. Mayo Clin Proc. 2013; 88 (7): 720–55. https://doi.org/10.1016/j.mayocp.2013.05.011; PMid:23790560 PMCid:PMC3761874

11. Mithal A, Wahl DA, Bonjour JP, et al. Global vitamin D status and determinants of hypovitaminosis D. Osteoporos Int 2009; 20:1807–20. https://doi.org/10.1007/s00198-009-0954-6; https://doi.org/10.1007/s00198-009-1030-y; PMid:19543765

12. Palacios С, Gonzalez L. Is vitamin D deficiency a major global public health problem? J Steroid Biochem Mol Biol. 2014;144Pt A:138-145.

13. Rodriguez-Rodriguez E, Aparicio A, Lopez-Sobaler AM, et al.Vitamin D status in a group of Spanish schoolchildren. Minerva Pediatr 2011; 63:11–8.

14. Scientific Opinion on Dietary Reference Values for vitamin D. EFSA Panel on Dietetic Products, Nutrition, and Allergies (NDA). EFSA J. 2016. URL: https://www.efsa.europa.eu/sites/default/files/consultation/160321.pdf.

15. Shoelson SE, Herrero L, Naaz A. Obesity, inflammation, and insulin resistance. Gastroenterol. 2007;132:2169-2180. https://doi.org/10.1053/j.gastro.2007.03.059; PMid:17498510

16. Scientific Opinion on the Tolerable Upper Intake Level of vitamin. EFSA J. 2012; 10 (7): 2813. https://doi.org/10.2903/j.efsa.2012.2813.

17. Veugelers PJ, Pham T.-M, Ekwaru JP. Optimal vitamin D supplementation doses that minimize the risk for both low and high serum 25 hydroxyvitamin D concentrations in the general population. Nutrients. 2015; 7: 10 189–208.