• Плацентарные факторы у беременных с изолированными пороками сердца у плода
ru К содержанию Полный текст статьи

Плацентарные факторы у беременных с изолированными пороками сердца у плода

Ukrainian Journal of Perinatology and Pediatrics. 2023. 3(95): 6-11; doi 10.15574/PP.2023.95.6
Дудерина Ю. В.
Институт последипломного образования Национального медицинского университета имени А.А. Богомольца, г. Киев, Украина
КНП "Киевский городской родильный дом № 5", Украина

Для цитирования: Duderina YV. (2023). Placental factors in pregnant women with isolated heart disease of the fetus. Ukrainian Journal of Perinatology and Pediatrics. 3(95): 6-11; doi 10.15574/PP.2023.95.6.
Статья поступила в редакцию 29.05.2023 г., принята в печать 10.09.2023 г.

Плацента как уникальный и временный орган у человека обеспечивает развитие и защиту плода, экспрессию ангиогенных и антиангиогенных факторов и их рецепторов. Целостность фетоплацентарного эндотелиального барьера имеет решающее значение для развития органов плода, особенно сердечно-сосудистой системы. Фактор роста плаценты (PLGF — placental growth factor) регулирует морфофункциональное становление маточно-плацентарной сосудистой системы и может изменяться в зависимости от срока гестации и при различных патологических состояниях беременной. Поскольку существует дифференциальная экспрессия PLGF и растворимой формы fms-подобной тирозинкиназы (sFlt-1) в разные сроки беременности и их конкурирующее взаимодействие, целесообразно изучение их содержания в крови беременной как индикатора регуляции сосудистой системы плаценты при патологических состояниях женщины и плода.
Цель — определить содержание плацентарных факторов, в частности PLGF и sFlt-1, в сыворотке крови беременных с изолированным врожденным пороком сердца (ВПС) у плода для повышения эффективности диагностики и возможностей прогнозирования развития пороков сердца.
Материалы и методы. Работа выполнена на основе клинического проспективного исследования госпитальной выборки с использованием метода исследования "случай-контроль", с оценкой клинических и лабораторных данных у 30 беременных с изолированным ВПС у плода (исследуемая группа) и у 60 беременных со здоровым плодом (контрольная группа). С целью минимизации влияния различных факторов риска возникновения пороков сердца у плода определены критерии отбора беременных с несиндромальными формами ВПС и контрольной группы. Использованы клинические, лабораторный и статистический методы. Уровень индикаторов ангиогенеза в сыворотке крови беременных обеих групп определен иммуноферментным методом в единицах пг/мл в III триместре беременности. Статистический анализ проведен средствами пакета R-программы. Использован ROC-анализ и AUC (area under ROC curve) для его количественной интерпретации. Статистически значимыми приняты различия при р<0,05.
Результаты. По результатам исследования, возраст женщин исследуемой группы колебался в пределах 17-39 лет и составлял в среднем 28,36±5,12 года, а возраст женщин контрольной группы – от 17 до 39, средний – 29,63±5,39 года (р=0,239). Средний гестационный срок женщин исследуемой группы на момент госпитализации соответствовал 28,26±8,45 недели. В исследуемой группе средний уровень PLGF варьировал в пределах 93,73±77,32 пг/мл, тогда как в контрольной группе — 198,63±168,27 пг/мл (р=0,002). Уровень sFlt-1 в сыворотке крови женщин исследуемой группы соответствовал в среднем 9779,44±5407,53 пг/мл, тогда как у беременных контрольной группы — 3124,6±1624,53 (р<0,001). Соотношение sFlt/PlGF в исследуемой группе равнялось 180,9±151,1, в контрольной группе — 15,76±14,7, что указывает на высокое содержание антиангиогенного фактора в крови женщин исследуемой группы.
Выводы. Полученные результаты в виде снижения PlGF в крови беременных с ВПС у плода и повышение антиангиогенного фактора в этой группе в ІІІ триместре по сравнению со здоровым плодом свидетельствуют о нарушении ангиогенеза в фетоплацентарной системе. Анализ данных возраста беременных обеих групп не выявил статистически значимой разницы между ними. Благодаря применению многофакторной модели логистической регрессии был создан “калькулятор риска” ВПС, который, используя уровни плацентарных факторов беременной, рассчитывает вероятность возникновения сердечного порока плода.
Исследование выполнено в соответствии с принципами Хельсинкской декларации. Протокол исследования одобрен Локальным этическим комитетом для всех, кто принимал участие. На проведение исследования получено информированное согласие пациенток.
Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.
Ключевые слова: беременность, плацентарные факторы, врожденные пороки сердца.

ЛИТЕРАТУРА

1. Arroyo J, Price M, Straszewski-Chavez S, Torry RJ, Mor G, Torry DS. (2014). XIAP protein is induced by placenta growth factor (PLGF) and decreased during preeclampsia in trophoblast cells. Syst Biol Reprod Med. 60 (5): 263-273. https://doi.org/10.3109/19396368.2014.927540; PMid:25003840

2. Draker N, Torry DS, Torry RJ. (2019). Placenta growth factor and sFlt-1 as biomarkers in ischemic heart disease and heart failure: a review. Biomarkers in Medicine. 13 (9): 785-799. https://doi.org/10.2217/bmm-2018-0492; PMid:31157982

3. Дудєріна ЮВ, Келихевич СМ, Говсєєв ДО, Галаган ВО. (2022). Морфологічні та імуногістохімічні особливості плаценти та плацентарного фактору у породіль з ізольованими вродженими вадами серця у новонародженого. Неонатологія, хірургія та перинатальна медицина. XII; 3 (45).

4. Fantasia I, Andrade W, Syngelaki A, Akolekar R, Nicolaides KH. (2019). Impaired placental perfusion and major fetal cardiac defects. Ultrasound Obstet Gynecol. 53 (1): 68-72. https://doi.org/10.1002/uog.20149; PMid:30334326

5. Hoeller A, Ehrlich L, Golic M, Herse F, Perschel FH, Siwetz M et al. (2017). Placental expression of sFlt-1 and PlGF in early preeclampsia vs. early IUGR vs. age-matched healthy pregnancies. Hypertens Pregnancy. 36 (2): 151-160. https://doi.org/10.1080/10641955.2016.1273363; PMid:28609172

6. Jääskeläinen T, Heinonen S, Hämäläinen E, Pulkki K, Romppanen J, Laivuori H. (2018, Oct). Angiogenic profile in the Finish genetics of pre-eclampsia consortium (FINNPEC) cohort. Pregnancy Hypertens. 14: 252-259. Epub 2018 Mar 10. https://doi.org/10.1016/j.preghy.2018.03.004; PMid:29803331

7. Pang V, Bates DO, Leach L. (2017). Regulation of human feto-placental endothelial barrier integrity by vascular endothelial growth factors: competitive interplay between VEGF-A165a, VEGF-A165b, PIGF and VE-cadherin. Clin Sci (Lond). 131: 2763-2775. https://doi.org/10.1042/CS20171252; PMid:29054861 PMCid:PMC5869853

8. Шаргородська ЄБ, Макух ГВ, Гайбонюк ІЄ, Малахова АЙ, Бобич ОБ. (2009). Рівень фактору росту ендотелію судин під час вагітності та алельний поліморфізм rs2010963 гена VEGF у жінок з вродженими вадами серця у плода. Вісник проблем біології медицини. 3 (152).

9. Smithmyer ME, Mabula-Bwalya CM, Mwape H, Chipili G, Spelke BM, Kasaro MP et al. (2021, Jul 28). Circulating angiogenic factors and HIV among pregnant women in Zambia: a nested case-control study. BMC Pregnancy Childbirth. 21 (1): 534. https://doi.org/10.1186/s12884-021-03965-5; PMid:34320947 PMCid:PMC8317322

10. Snoep MC, Aliasi M, van der Meeren LE, Jongbloed MRM, DeRuiter MC, Haak MC. (2021). Placenta morphology and biomarkers in pregnancies with congenital heart disease — a systematic review. Placenta. 112: 189-196. https://doi.org/10.1016/j.placenta.2021.07.297; PMid:34388551

11. Stanek J. (2015). Placental hypoxic overlap lesions: a clinicoplacental correlation. J Obstet Gynaecol Res. 41: 358-369. https://doi.org/10.1111/jog.12539; PMid:25762365

12. Yoo SA, Kim M, Kang MC, Kong JS, Kim KM, Lee S. (2019). Placental growth factor regulates the generation of T(H)17 cells to link angiogenesis with autoimmunity. Nature Immunology. 20: 1348-1359. https://doi.org/10.1038/s41590-019-0456-4; PMid:31406382