• Качество жизни как критерий эффективности хирургического лечения генитальных пролапсов, сочетанных с лейомиомой матки
ru К содержанию Полный текст статьи

Качество жизни как критерий эффективности хирургического лечения генитальных пролапсов, сочетанных с лейомиомой матки

Ukrainian Journal of Perinatology and Pediatrics. 2023. 3(95): 49-54; doi 10.15574/PP.2023.95.49
Барышникова О. П.1, Чайка К. В.1, Титаренко Н. В.2, Вознюк А. В.2, Рудь В. А.2
1Национальный университет здравоохранения Украины имени П.Л. Шупика, г. Киев
2Винницкий национальный медицинский университет имени Н.И. Пирогова, Украина

Для цитирования: Baryshnikova OP, Chaika KV, Tytarenko NV, Vozniuk AV, Rud VO. (2023). Quality of life as a criterion for the effectiveness of surgical treatment of genital prolapses combined with uterine leiomyoma. Ukrainian Journal of Perinatology and Pediatrics. 3(95): 49-54; doi 10.15574/PP.2023.95.49.
Статья поступила в редакцию 07.07.2023 г., принята в печать 10.09.2023 г.

До настоящего времени не разработаны критерии выбора объема хирургического вмешательства у пациенток с генитальным пролапсом, сочетанным с лейомиомой матки.
Цель — оценить и сравнить показатели качества жизни через 6 и 12 месяцев после гистерэктомии с и без коррекции генитального пролапса.
Материалы и методы. Обследованы 120 пациенток. В контрольной (I) группе (n=40) выполнена гистерэктомия без коррекции генитального пролапса, в двух других группах — гистерэктомия и коррекция генитального пролапса с использованием сетчатого импланта методом пектопексии (II группа, n=40) или латеральной фиксации (II группа =40). Для оценки качества жизни до и через 6 месяцев после операции использовали опросники PFDI-20 и PISQ, через 12 месяцев – опросник «Пролапс (тазовых органов), дисфункции (тазового дна) и качество жизни» (ПД-КЖ). Статистическая обработка данных выполнена с помощью программы «SPSS 21».
Результаты. Достоверные отличия в оценках по PFDI-20 зарегистрированы у пациенток ІІ и ІІІ группы — 45,39±27,02 и 49,78±17,24 балла; р<0,001). Индекс сексуальной функции по данным опросника PISQ также достоверно увеличился во ІІ и ІІІ группах: с 18,93±14,61 до 24,85±12,19 баллов — в группе пектопексии; с 17,55±10,6 до 24,3±13,92 баллов — в группе латеральной фиксации (р=0,01). При анализе результатов анкетирования с помощью опросника ПД-КЖ через 12 месяцев после операции выявлены достоверные различия в средних оценках влияния проявлений генитального пролапса на качество жизни, физических и социальных ограничений, межличностных взаимоотношений и эмоциональных проблем у женщин, которым проведена коррекция пролапса тазовых органов в сочетании с гистерэктомией по сравнению с пациентками, которым выполнена только гистерэктомия (p<0,05).
Выводы. Полученные нами данные позволяют говорить об эффективности одномоментной с гистерэктомией коррекции генитального пролапса с использованием сетчатых имплантов.
Исследование выполнено в соответствии с принципами Хельсинкской декларации. Протокол исследования принят Локальным этическим комитетом указанного в работе учреждения. На проведение исследований получено информированное согласие пациенток.
Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Ключевые слова: лейомиома матки, генитальный пролапс, качество жизни.

ЛИТЕРАТУРА

1. Bachmann GA. (1990). Hysterectomy. A critical review. J Reprod Med. 35 (9): 839-862.

2. Barber MD, Kuchibhatla MN, Pieper CF, Bump RC. (2001). Psychometric evaluation of 2 comprehensive condition-specific quality of life instruments for women with pelvic floor disorders. Am J Obstet Gynecol. 185 (6): 1388-1395. https://doi.org/10.1067/mob.2001.118659; PMid:11744914

3. Barber MD, Walters MD, Bump RC. (2005). Short forms of two condition-specific quality-of-life questionnaires for women with pelvic floor disorders (PFDI-20 and PFIQ-7). Am J Obstet Gynecol. 193 (1): 103-113. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2004.12.025; PMid:16021067

4. Bump RC, Mattiasson A, Bo K, Brubaker LP, DeLancey JO, Klarskov P et al. (1996). The standardization of terminology of female pelvic organ prolapse and pelvic floor dysfunction. Am J Obstet Gynecol. 175 (1): 10-17. https://doi.org/10.1016/S0002-9378(96)70243-0; PMid:8694033

5. Chen J, Zhu L, Lang JH, Shi HH, Lou WJ, Sun ZJ et al. (2012). Prospective study on total pelvic reconstruction surgery with Prosima in the treatment of pelvic organ prolapse stage III. Zhonghua Fu Chan Ke Za Zhi. 47 (9): 664-668.

6. Коршунов МЮ, Сазыкина ЕИ. (2008). Опросник ПД-КЖ — валидированный способ оценки симптомов дисфункций тазового дна и качества жизни у пациенток с пролапсом тазовых органов. Журнал акушерства и женских болезней. 7 (3): 86-93.

7. Кузьоменська МЛ, Гладенко СЄ. (2015). Тактика оперативного лікування поєднаної патології матки без та з генітальним пролапсом. Здоровье женщины. 4 (100): 78-79.

8. Литвиненко ОВ, Громова АМ, Сакевич РП. (2013). Оцінка якості життя у жінок з лейоміомою матки після емболізації маткових артерій за допомогою опитальників SF-36 та UFS-QOL. Таврический медико-биологический вестник. 16 (2): 62-65.

9. Milsom I, Gyhagen M. (2019). Breaking news in the prediction of pelvic floor disorders. Best Pract Res Clin Obstet Gynaecol. 54: 41-48. https://doi.org/10.1016/j.bpobgyn.2018.05.004; PMid:30076040

10. Reynolds S, Gold KP, Ni S, Kaufman MR, Dmochowski RR, Penson DF. (2013). Immediate effects of the initial FDA notification on the use of surgical mesh for pelvic organ prolapse surgery in medicare beneficiaries. Neurourol Urodyn. 32 (4): 330-335. https://doi.org/10.1002/nau.22318; PMid:23001605 PMCid:PMC3962985

11. Rogers RG, Kammerer-Doak D, Darrow A, Murray K. Olsen A, Barber M et al. (2004). Sexual function after surgery for stress urinary incontinence and/or pelvic organ prolapse: A multicenter prospective study. Am J Obstet Gynecol. 191 (1): 206-210. https://doi.org/10.1016/j.ajog.2004.03.087; PMid:15295367

12. Samuelsson EU, Victor FT, Tibblin G, Svärdsudd KF. (1999). Signs of genital prolapse in a Swedish population of women 20 to 59 years of age and possible related factors. Am J Obstet Gynecol. 180 (2 Pt 1): 299-305. https://doi.org/10.1016/S0002-9378(99)70203-6; PMid:9988790

13. Schwartz SM. (2001). Epidemiology of uterine leiomyomafa. Clin Obstet Gynecol. 44 (2): 316-326.; https://doi.org/10.1097/00003081-200106000-00018; PMid:11344995

14. Татарчук ТФ, Косей ДМ. (2012). Современные принципы лечения лейомиомы матки. Здоров’я України: мед. газета. 4 (Гінекологія. Акушерство. Репродуктологія): 10-13.

15. Zalewski M, Kołodyńska G, Mucha A, Bełza Ł, Nowak K, Andrzejewski W. (2020). The assessment of quality of life and satisfaction with life of patients before and after surgery of an isolated apical defect using synthetic materials. BMC Urol. 20: 104. https://doi.org/10.1186/s12894-020-00666-7; PMid:32689981 PMCid:PMC7370467

16. Железов ДМ. (2021). Особливості МРТ-візуалізації міом матки на передопераційному етапі. Вісник медичних і біологічних досліджень. 1 (7): 62-65.

17. Жук СІ, Будченко ЄА. (2018). Профілактика генітального пролапсу у жінок у пізній післяпологовий період. Здоровье женщины. 3 (129): 31-33. https://doi.org/10.15574/HW.2018.129.31