• Функциональное состояние гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у беременных с учетом их психоэмоционального состояния

Функциональное состояние гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у беременных с учетом их психоэмоционального состояния

PERINATOLOGY AND PEDIATRIC. UKRAINE. 2017.3(71):50-55; doi 10.15574/PP.2017.71.50

Сюсюка В. Г.
Запорожский государственный медицинский университет. Украина

Цель — провести оценку функционального состояния гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы у беременных с учетом их психоэмоционального состояния.
Пациенты и методы. Обследованы 86 беременных во II и III триместрах (22–33 недели). В основную группу включены 60 беременных со средним и высоким уровнями ситуативной тревожности. В группу сравнения — 26 беременных с уровнем тревоги 30 баллов и ниже, характеризующим низкий уровень ситуативной тревожности. Для оценки ситуативной тревожности и личностной тревожности использована шкала Ч.Д. Спилбергера, адаптированная Ю.Л. Ханиным. В плазме крови определена количественная оценка концентрации адренокортикотропного гормона, кортизола, свободного тестостерона, андростендиона, дегидроэпиандростерона сульфата и 17-α-ОН-прогестерона методом иммуноферментного анализа на
Результаты. При сравнении концентрации адренокортикотропного гормона, 17--ОН-прогестерона, свободного тестостерона и андростендиона статистически достоверной разницы (p>0,05) между беременными со средне-высоким и низким уровнями ситуативной тревожности не установлено. Однако о некотором взаимовлиянии может свидетельствовать корреляционная связь между личностной тревожностью и содержанием адренокортикотропного гормона как в основной (r=+0,381, p<0,05), так и в группе сравнения (r=+0,603, p>0,05). При анализе концентрации кортизола и дегидроэпиандростерона сульфата установлено статистически достоверное ее преобладание у тревожных беременных по сравнению с беременными, которые имеют низкий уровень ситуативной тревожности. На взаимосвязь между уровнем ситуативной тревожности и концентрацией кортизола указывает положительная корреляция (r=+0,704, p<0,05). Подтверждением стресопротективного действия дегидроэпиандростерона сульфата по отношению к кортизолу может быть отсутствие статистически достоверной (p>0,05) разницы их соотношений в группах исследования, а также наличие положительной корреляции между ними как в основной (r=+0,256, p<0,05), так и в группе сравнения (r=+0,516, p<0,05).
Выводы. Проведенное исследование свидетельствует об отсутствии статистически достоверной (p>0,05) разницы в концентрации адренокортикотропного гормона, 17-α-ОН-прогестерона, андростендиона и свободного тестостерона с учетом уровня тревожности. Однако рост уровня тревожности у беременных сопровождается статистически достоверным повышением (p <0,05) концентрации кортизола, что является проявлением эмоциональной реакции на стрессовую ситуацию, а также увеличением содержания дегидроэпиандростерона сульфата, который имеет антиглюкокортикоидные свойства.
Ключевые слова: беременность, психоэмоциональное состояние, тревожность, гормоны, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая система.

Литература

1. Астахов В.М., Бацылева О.В., Пузь И.В. (2016). Психодиагностика в репродуктивной медицине. Винница: ООО «Нилан-ЛТД»: 380.

2. Барабой В.А., Резніков О.Г. (2013). Фізіологія, біохімія і психологія стресу. Київ: Інтерсервіс: 314.

3. Худавердян Д.Н., Сароян М.Ю., Худавердян А.Д., Арутюнян А.А. (2014). Влияние психоэмоционального стресса на содержание адренокортикотропного гормона и кортизола в крови беременных крыс и их потомства. Медицинская наука Армении НАН РА. LIV; 3: 39—46.

4. Добряков И.В. (2015). Перинатальная психология. Санкт-Петербург: Питер. 2-е изд.: 352.

5. Довжикова И.В. (2010). Ферменты стероидогенеза (обзор литературы). Бюллетень физиологии и патологии дыхания СО РАМН. Вып. 37: 60—64.

6. Полякова О.Н. (2008). Стресс: причины, последствия, преодоление. Под ред. А.С. Батуева. Санкт-Петербург: Речь: 144.

7. Мельниченко Г.А., Семичева Т.В., Фадеев В.В., Чеботникова Т.В. (2008). Применение глюкокортикоидов во время беременности. Вестник репродуктивного здоровья. 1-2: 7—17.

8. Розанов В.А. (2013). Стресс и психическое здоровье (Нейробиологичекие аспекты). Социальная и клиническая психиатрия. 23; 1: 79—86.

9. Сидельникова В.М. (2007). Эндокринология беременности и норме и при патологи. Москва: МЕДпресс-информ: 352.

10. Сидорова И.С., Макаров И.О. (2009). Течение и ведение беременности по триместрам. Москва: ООО «Медицинское инфрмационное агентство»: 304.

11. Akinloye O, Obikoya OM, Jegede AI et al. (2013). Cortisol plays central role in biochemical changes during pregnancy. Int J Med Biomed Res. 2: 3—12. https://doi.org/10.14194/ijmbr.212

12. Kimonides VG, Spillantini MG, Sofroniew MV et al. (1999). Dehydroepiandrosterone antagonizes the neurotoxic effects of corticosterone and translocation of stress-activated protein kinase 3 in hippocampal primary cultures. Neuroscience. 2: 429—436. https://doi.org/10.1016/S0306-4522(98)00347-9

13. Sanchez MM, Young LJ, Plotsky PM, Insel TR. (2000). Distribution of corticosteroid receptors in the rhesus brain: Relative absence of glucocorticoid receptors in the hippocampal formation. The Journal of Neuroscience. 20(12): 4657—4668. PMid:10844035

14. Xie L, Sun HY, Gao J et al. (2006). Functions and mechanisms of dehydroepiandrosterone in nervous system. Sheng Li Ke Xue Jin Zhan. 37(4): 335—338. PMid:17262968

15. Jacobson L, Sapolsky R. (1991). The role of the hippocampus in feedback regulation of the hypothalamic pituitary adrenocortical axis. The Endocrine Reviews. 12(2): 118—134. https://doi.org/10.1210/edrv-12-2-118; PMid:2070776

16. Lennartsson A-K. (2013). Effects of Psychosocial stress on DHEA and DHEA-S levels — Acute and Long-term effects Acute and Long-term effects. Sweden Gothenburg, Ineko AB: 50.

17. Lennartsson A-K, Theorell T, Kushnir MM et al. (2013, Sep). Perceived stress at work is associated with attenuated DHEA-S response during acute psychosocial stress. Psychoneuroendocrinology. 38(9): 1650—1657. https://doi.org/10.1016/j.psyneuen.2013.01.010; PMid:23428256

18. Goodyer IM, Park RJ, Netherton CM et al. (2001). Possible role of cortisol and dehydroepiandrosterone in human development and psychopathology. Br J Psychiatry. 179: 243-249. https://doi.org/10.1192/bjp.179.3.243; PMid:11532802

19. Davis EP, Glynn LM, Waffarn F, Sandman CA. (2011). Prenatal maternal stress programs infant stress regulation. J Child Psychol Psychiatry. 52(2): 119—129. https://doi.org/10.1111/j.1469-7610.2010.02314.x; PMid:20854366 PMCid:PMC3010449

20. Morgan CA, Southwick S, Hazlett G et al. (2004). Relationships among plasma dehydroepiandrosterone sulfate and cortisol levels, symptoms of dissociation, and objective performance in humans exposed to acute stress. Arch Gen Psychiatry. 61; 8: 819—825. https://doi.org/10.1001/archpsyc.61.8.819; PMid:15289280